Вятка Громозовой-Франчески

Вятка у каждого своя. Разная. Личная. Своя Вятка была и у представительницы известного в Слободском купеческого рода Громозовых, жены ссыльного революционера-подпольщика Георгия Франчески — Ии Константиновны Франчески-Громозовой. Ниже — выдержки из воспоминаний Громозовой-Франчески — о беспредельной высоте Александро-Невского собора, «вятской Свистунье» и пересыльной тюрьме.

(По материалам блога Fra Евгений (tornado-84.livejournal.com))

Анафема Толстому и Разину

43

«В начале 90-х годов улицы еще не были мощены, езда по ним была очень трудна. Зато церквей для 25-тысячного населения Вятки было слишком много — пятнадцать! Особенно красив был Александровский собор, стоявший на самом высоком месте города — около верхнего рынка… Собор имел вид ротонды с большим куполом, был окружен белыми колоннами. Верх купола внутри был так построен, что лучи солнца, попадавшие внутрь, создавали впечатление беспредельной высоты. У собора был раскинут сад, и все место было окружено чугунной решеткой на каменном фундаменте. На решетке были отлиты гербы 11 городов Вятской губернии. Кроме Александровского сада, стоявшего возле реки, этот сквер был любимым местом отдыха молодежи.

919893617

Вторым старинным памятником был Кафедральный собор. Здесь в торжественные дни собиралось все начальство города. Службу проводил архиерей и пел архиерейский хор, славившийся стройностью пения. В собор ходили, как мы теперь ходим в оперу, чтобы послушать пение. Исполнялись даже концерты, кажется, Бортнянского. Здесь раз в год предавали «анафеме» всех отлученных от церкви, в том числе Степана Разина и Льва Толстого. Протодиакон громовым голосом так произносил «анафему», что стекла дрожали. В великий четверг перед пасхой разыгрывались мистерии: архиерей, изображавший Христа, омывал ноги священникам, изображавшим апостолов. Вот беднягам священникам приходилось отмывать накануне ноги в бане! Ведь сам владыка дотрагивался до их ног!

Под Кафедральным собором было подземелье, сделанное в виде пещеры… На высоте метра от пола было сделано что-то вроде раки, где в углублении под стеклом лежала «частица древа креста Христа»… У учащихся старших классов гимназии считалось, что если приложишься в пещере ко древу, обязательно сдашь экзамены. И вот весной в экзаменационное время гимназистки бежали в пещеру (она открывалась в 6 часов утра), а если по дороге попадался воз сена, то сдача экзаменов считалась обеспеченной. Возчики сена только тихонько ругались, когда «господа гимназисты» вырывали из воза пучки сена «на счастье»!

26

…Вторым сквером в городе был Александровский сад, стоящий на крутом берегу Вятки. Здесь открывалась прекрасная панорама на реку Вятку, заречье и Дымково — заречную слободу. Весной в половодье река разливалась очень сильно и заливала километров на 5, а то и семь заречный лес, а в сильные весенние разливы Дымково превращалось в вятскую Венецию…

…В Александровском саду спуск к реке шел по деревянным лестницам, одной, ведущей на берег реки Вятки, и другой, которая вела к Казанскому спуску по крутой горе. Вот с этой лестницей раз и случилось несчастье… Не помню в каком году, когда провожавшие икону (Ред. — Николая Чудотворца) столпились в Александровском саду и на лестницах, ведущих к Казанскому спуску по горе, лестница под тяжестью народа обрушилась, и масса народа покатилась по крутой горе к процессии, идущей вниз к реке. Конечно, было много покалеченных, а еще больше ушибленных. После этого лестница, ведущая к Казанскому спуску, была уничтожена».

 

Балаганы с чудесами

«Вторым праздником для вятчан, вернее детским праздником, в мае была «Свистунья». На торговой площади около Кафедрального собора и женского монастыря уже дня за два начинали строить полотняные палатки. Приезжали торговцы и из других городов, из Казани. Продавались вяземские пряники, халва, конфеты, восточные лакомства, но, конечно, больше всего здесь было игрушек вятских кустарей. Заречная слобода Дымково славилась (да и сейчас она широко известна) своими гипсовыми и глиняными изделиями…Были деревянные кустарные изделия — игрушки: дудки, кони, старики-моховики, тележки, а также воздушные шары, деревянные ружья и самострелы, корзинки из соломы и т.д.

…Иногда приезжали карусели. И большие, и маленькие под грохот барабана и других незамысловатых инструментов катались на лебедях, конях и лодочках, привешенных к концу карусели.

Осенью, 1-го сентября на верхнем рынке около Александровского собора открывался большой базар, Семеновский, как его тогда называли. Тогда на площади были и бродячие цирки, и балаганы с разными чудесами, вроде женской головы на блюде, иногда зверинец. Вот и все уличные развлечения вятчан в те годы.

…Несмотря на малочисленность населения, торговля в городе была очень обширна, правда, Вятка снабжала и уезды. Мануфактурные, продовольственные, посудные и винные магазины, даже особый чайный — фирмы Перлова. Очень много было так называемых «погребков» — это нижние помещения в зданиях, здесь торговали татары фруктами и конфетами. И каких только фруктов там не было! В этих погребках можно было купить бананы, гранаты, а раз я видела даже ананасы… Много было сортов винограда, цены были недорогие: фунт винограда — 15-20 копеек, яблоки — 8-10 копеек, дыня — 50-60 копеек. Было много и мороженой рыбы от осетрины до нельмы и моксуна, привозимых из Сибири.

konditerskaya iakubovskogo

Славилась в городе кондитерская Якубовского. Высланный из Польши в Вятку, он скоро обосновался здесь, построил прекрасный дом, конфетную фабрику и булочную. Его пирожные и сдоба славились на всю губернию. Можно было купить слойку или пирожное по 3 копейки, булки, торты, сухари, все это было прекрасно приготовлено. И хотя в то время его кондитерская была единственная в городе — очередей там никогда не было. Правда, раньше очередей не знали: торговцев было более, чем покупателей, и продавцы конкурировали друг с другом, стараясь привлечь покупателей или дешевыми распродажами, или более низкими ценами…»

 

Архаические экипажи

«Обслуживали городской транспорт извозчики, стоявшие цепочкой на углу многолюдных улиц. Некоторые извозчики работали от хозяев, но большинство было из окрестных деревень. Это было для них подсобным промыслом. Имеющие лошадей в крестьянском хозяйстве, они обзаводились городскими санками зимой, а летом — дрожками. Эти архаические экипажи, мне кажется, только и были в Вятке. На рессорную основу дрожек одевалось нечто вроде седла, впереди были козлы кучера. Эти дрожки могли вместить до 4-5 человек: два по одну сторону сидения, два — по другую. Ездить на них было не очень-то удобно, особенно без рессор, но для семейной поездки за город было приемлемо. Заработок извозчика 1р. — 1р. 50к. в день считался хорошим, а такса в один конец города была 15-20 коп.

…В свое время наш город находился на пути ссыльных каторжников, которых гнали на каторгу в Сибирь. В начале Московского тракта (теперь это место находится почти в центре города) находилась пересыльная тюрьма… Очевидно, при пересыльной тюрьме было организовано кладбище для захоронения ссыльных, не выдержавших этапного пути, а может быть, и тех лиц, с которыми царское самодержавие расправлялось на месте. Сейчас при проводящихся земляных работах находят много человеческих костей и черепов с проломами»…

Продолжение следует…

________________________________________

Ия Константиновна Франчески (Громозова) (1881-1963) в 1900 году закончила курс в женской Мариинской гимназии, работала учительницей. В 1906 году вышла замуж за ссыльного революционера Георгия Франчески. Он был сослан в Вятку по делу о Батумской социал-демократической партии Батуме Франчески был наставником Иосифа Виссарионовича Джугашвили). Ия Константиновна также занималась революционной деятельностью. Работала в земском книжном складе и в земской статистике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.