Лавка чудес

В воздухе витает чудо. И Новый Год, до которого осталось буквально несколько дней, тут совершенно ни при чем. Просто в маленьком магазинчике подарков ручной работы «Sisters» чувствуешь себя посреди огромного мира творчества — безграничного и прекрасного. Чуть больше года назад этот магазин в «Кафе 12» открыли две сестры — Александра Кукина и Мария Дмитриева (Саша и Маша). Сегодня свои работы сюда приносят более 100 кировских мастериц. Где прячутся все эти мастерицы и есть ли будущее у хэнд-мейда в Кирове?

thumb_next_1_540_500

«Грёб, грёб, грёб»

«Грёб, грёб, грёб» — это то, что мне нужно. Нарисованный мальчонка в колпаке звездочета и кот с веслом в руках — эти двое в лодке точно способны исполнить именно мои желания.

— «Грёб, грёб, грёб?» — спрашивает, улыбаясь, Александра, увидев, как я вдруг воодушевилась, отыскав среди множества картинок одну единственную — с надписью «Грёб, грёб, грёб». — Она классная. Это «летункартинки». По легенде, их рисуют художники, которые называют себя «летунами». Никто не знает, кто они такие и где живут. На обороте нужно написать желание, а потом смотреть на картинку, и желание исполняется. Эффект визуализации. Главное — найти нужную картинку. Хотя не все, конечно, в это верят. Кто-то приходит и говорит: «Ну и что, какая-то бумажка исполнит мое желание?» С таким подходом, конечно, не исполнит. Все зависит от человека.

В Сашином и Машином магазинчике как-то особенно хочется верить в чудеса. Здесь каждый сантиметр — от пола до потолка — пропитан праздником. В корзинке на столе — прекрасное семейство белокурых куколок-тильд в белых новогодних шубках (их делает Мария, она, к сожалению, подойдет только к концу нашей беседы), на полках — лошадки, снеговики, зайцы, ежики, чайные домики, подушки, бижутерия ручной работы, самодельные блокноты, сумочки и обложки на документы, снова лошадки и розы, конечно. В руках у Александры — кукла-младенец, почти как живая.

— Тоже в Кирове делают? — спрашиваю недоверчиво.

— Да, это кукла-Реборн (в переводе с английского означает «возрожденный» или «рожденный заново»). Может быть, слышали… Их специально так раскрашивают, добиваются естественного цвета лица, чтобы они были максимально похожи на настоящих младенцев, — скромно отвечает девушка. Саша — стройная, красивая, с гордой осанкой и, кажется, прямо сейчас может пойти щеголять по подиуму в умопомрачительных нарядах. Но Саша стоит в окружении игрушек, открыток, милых подушек и держит в руках куклу за 15 тысяч рублей.

Next_2

 

В институте этому не учат

А начиналось все с того, что в один прекрасный день Саше, еще студентке (в перспективе — менеджеру торговых предприятий) захотелось сделать серьги ручной работы.

— Я прыгала от радости, показывала их родственникам, — говорит Александра. — Потом хэнд-мэйдом загорелась двоюродная сестра (я старше ее на месяц) и начала делать браслеты. Мы с ней создали группу в соцсети «ВКонтакте», начали делать какие-то коллекции и называли себя «sisters jewelery», то есть украшения от сестер.

— Очень сложно…

— Да, название сложно выговаривается, но красиво пишется. А потом пришло время искать работу, потому что я закончила институт. Перспектива менеджера по продажам меня не привлекала…

Александра, впрочем, чуть было не начала продавать автомобили в автосалоне. Девушке слишком поздно позвонили: она уже придумала открывать магазин.

— Хотелось попробовать что-то свое. Я только закончила институт, не знала, куда «прибиться». Но и как открыть магазин, как все это делается — тоже не знала. В институте этому не учат. А однажды мне позвонил брат и спросил, не хочу ли я открыть магазин в «кафе 12»? А это мое любимое кафе, так что долго мы с сестрой не думали, даже других точек не смотрели, арендовали это место и открыли магазин. Это случилось 8 ноября прошлого года. Мы недавно как раз отметили год с рождения магазина.

 

Все сама

Слушать Александру слишком внимательно не получается. То и дело краем глаза цепляюсь то за одну хорошенькую вещичку на прилавке, то за другую.

— Я всем этим могу вечно любоваться. У меня любовь к хэнд-мейду безграничная, — извиняюсь за свою невнимательность.

— Это приятно, потому что не все понимают и не все ценят. Уже есть, конечно, постоянные клиенты. И новые покупатели приходят, смотрят, рассматривают. В основном — это девушки, начиная с 15 лет, но приходят и бабушки. Они обычно просят что-нибудь за 100 рублей. Многие удивляются, что вообще есть такие магазины в Кирове.

— Кстати, а они есть в Кирове?

— Таких, чтобы продавался исключительно хэнд-мейд — нет. Есть магазины, которые сочетают хэнд-мейд с какими-то фабричными вещами.

— А у вас абсолютно все — ручная работа? Каждая вещичка?

— Так было до позавчерашнего дня, пока нам не привезли финский декор, — Саша показывает маленьких симпатичных гномиков. — Вот такая прелесть. Впрочем, в Финляндии это тоже считается ручной работой. Но для меня ручная работа — это то, что сделано в единственном экземпляре.

Сама Саша недавно сшила позитивную подушку-лошадку —  фиолетовую с розовой гривой. И так ее полюбила, что даже отказывается продавать. Теперь девушка рисует эскизы подобных подушек и заказывает их мастерицам. А какое-то время Александра не творила вообще:

— Когда мы открыли магазин, заниматься творчеством было совершенно некогда, — рассказывает она. — У предпринимателей очень много работы. Это только кажется, что все так просто, а на самом деле та же бухгалтерия занимает очень много времени.

— Вы сами все делаете?

— Пока мы такие «маленькие», я все делаю сама. Нас, конечно, учили бухучету в вузе, но этого мало. Приходилось разбираться с каждой мелочью, вплоть до того, куда конкретно отнести ту или иную бумажку. Даже 1С пришлось изучать самой через интернет.

— А с сестрой у вас как-то обязанности делятся?

— Она приходит, когда у нее бывает время, чтобы сделать перестановку, расставить все красиво на полочках. Она сама шьет, находит новые идеи. Ну и поддерживает морально.

Next_3

100 мастериц и мужчина

— Сколько мастериц у вас задействовано?

— Мастериц у нас более сотни. Да-да, — уточняет Александра, заметив, как округляются мои глаза. — Я недавно посчитала по своей программе и сама была в шоке. Я не знала, что в Кирове столько мастеров, которые делают красивые вещи.

— И где они все, в конце-концов, прячутся?

— Они все в Кирове, творят у себя дома. Это, в основном, мамы в декрете. А есть и профессиональные мастера, которые этим зарабатывают на жизнь. Среди мастеров есть, кстати, и мужчины. Недавно один молодой человек принес мне такие вот свечи (Александра показывает разноцветную свечу с завитками). Он смешивает разноцветный парафин, как-то его закручивает, сам вырезает украшения.

— Что лучше всего продается?

— Сейчас — лошади. А вообще, это всегда очень непредсказуемо. Иногда принесут какой-то товар, его быстро расхватают. Заказываешь его снова, а потом нужно время, чтобы продать. Так что всегда по-разному. Цветы стали покупать, это радует.

— А кто букетами занимается?

— Тоже я. Я не флорист, конечно. Мне было очень страшно, когда я начала заниматься цветами: собираю букет, а руки трясутся, ничего не получалось. Потом уже ты начинаешь чувствовать, как составить букет с настроением, и все получается. И людям нравится. Часто люди приходят из кафе, покупают цветы и тут же дарят их своим дамам. Пока, в основном, предпочитают розы, но мы пытаемся разнообразить вкусы кировчан, привозим, например, гортензии ( или тюльпаны среди зимы), экзотику. До нас здесь как раз был цветочный магазин, так что многие привыкли, что здесь есть цветы, и приходят конкретно за цветами. Часто люди приходят, когда увидят что-то интересное в нашей группе «ВКонтакте».

— То есть группа увеличивает объем продаж?

— Увеличивает. Мы тратим очень много времени на продвижение магазина в соцсети. Люди проводят там огромное количество времени. Еще мы делаем сайт, планируем работать с другими городами. Ну и хотелось бы еще одну точку, потому что места для всего, что делают кировские мастерицы, категорически не хватает.

— Будет ли лучше?

— Меня вообще удивляет, что столько всего делается. Я всегда думала, что рынок хэнд-мейда в Кирове не развит.

— Люди не готовы к хэнд-мейду. Многие приходят и говорят: «Ой, да я это сама сделаю». Но, скорее всего, никогда не сделают. И многие не понимают, почему ручная работа так дорого стоит. В прошлую субботу мы проводили мастер-класс (недавно начали проводить мастер-классы на базе магазина) по чайным домикам, оформленным в технике декупаж. Девочки, которые учились делать такие домики, после мастер-класса зашли в магазин, посмотрели на цену такого домика, и сказали, что продавали бы его в два раза дороже. Потому что это, действительно, сложный труд, который требует огромное количество времени и сил.

Какие прогнозы? Будет лучше?

— Надеюсь. Культура хэнд-мейда только-только зарождается, так что будем стремиться к уровню Питера и Москвы. Я сравнивала цены, рынок в больших городах очень развит. К нам приезжают покупатели из Санкт-Петербурга и могут просто «снести» тут все, опустошить полки. Они говорят: «По каким вы тут ценам продаете, у нас в Питере просто не найти». Надеюсь и до нас дойдет понимание того, что хэнд-мейд — это сложно и дорого. Но не в ближайшее время точно.

Сейчас Саша вместе с сестрой приучает Киров к хэнд-мейду и не может представить себя не предпринимателем. Конечно, как многие девочки, в детстве она мечтала стать певицей, но всегда твердо знала, что будет руководителем — не важно в какой сфере.

— Расти, будем расти, — рассказывает Александра о планах. — Хочется стать самым лучшим магазином подарков в Кирове. Чтобы здесь было особое настроение. И чтобы даже если ты ничего не купишь, ты ушел бы отсюда счастливым.

Сама Александра утверждает, что счастлива, особенно когда в круговерти хэндмейдных дел удается, например, почитать книгу.

 

Беседовала Мария Петухова

petuhova.mv@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *