Пролетарская учеба

Подрядила умницу и красавицу Катерину Иванну Сентябову писать про XX век (в Вятке, разумеется) для газеты  «Бизнес Новости». И ведь она пишет. И хорошо пишет:) Вот про «пролетарскую учебу», например — про рабфаки, которых мы с товарищем Сентябовой, к счастью или несчастью, уже не застали:

____________________________________________

пед.рабфак

Пролетарская учеба

В начале зимы 1921 года в Вятке появилось новое учебное заведение – рабочий факультет. Сегодня его бы назвали инновационным. Всего за два учебных года необразованная, но политически надежная красная молодежь должна была освоить программу средней школы и подготовиться к поступлению в вуз.

Шанс для батрачества

После прихода к власти большевиков, в России начались смелые эксперименты повсюду, куда падал взор творцов революции. Один из таких экспериментов – создание новой советской интеллигенции практически с нуля. В 1918 году был издан декрет, по которому поступать в высшие учебные заведения страны мог любой человек вне зависимости от пола, национальности, социального статуса и даже без документа об окончании школы. Двери вузов открылись для рабочих, крестьянства и батрачества. И если сегодня, после десяти лет школы, репетиторов и подготовительных курсов далеко не каждый может поступить в институт, а поступив, освоить его программу, то что можно было ждать от малограмотных пролетариев? Тогда и были созданы рабочие факультеты.

В Вятке рабочий факультет открылся в 1921 году. Вскоре ему присвоили имя Степана Халтурина, а студенты гордо звали себя «халтуринцами». Первым директором рабфака стал педагог Николай Желваков. Благодаря ему в голодные 20-е годы рабфаку выделили здание бывшего духовного училища – шикарное помещение с девятью классными комнатами, химической лабораторией, библиотекой и большим залом на 500 человек. Вскоре Желваков перевелся на рабфак МГУ, и всю свою жизнь занимал высокие посты в различных правительственных учреждениях.

По первоначальной задумке рабфаки предназначались, в первую очередь, для рабочих. Но откуда их было взять в деревенской Вятке, где более 90% населения — крестьяне. В первом наборе в 168 человек, рабочих было только 37, а крестьян 92, остальные – служащие. Все они были командированы профсоюзами или партией. Поступить со стороны было невозможно.

В числе первых учащихся оказались преимущественно молодые парни 20-25 лет, участники гражданской войны. Они одевались в шинели и солдатские гимнастерки, недоедали, еле сводили концы с концами. Но в качестве награды за хорошую учебу на каникулах могли съездить в Крым или на Кавказ.

Позднее, в 30-е годы рабфаковцы были уже достаточно хорошо обеспечены. На стипендию в 45 рублей вполне можно было прожить. Для учащихся на вечерних рабфаках существовали специальные льготы: сокращенный на 2 часа рабочий день, дополнительный выходной день, дополнительный двухнедельный отпуск получающим командировку для поступления в вуз. Студенты, учащиеся сегодня на вечерних отделениях о таких условиях и не мечтают.

Преподаватели на рабфак отбирались очень тщательно. В основном это были преподаватели пединститута. Главным условием была полная поддержка советской политики. Так, не соответствующий требованиям властей педагог Самосин был уволен за «якшанье с религиозным культом» и участие в архиерейском шествии.

Когда умер Ильич…

Рабфаковцы активно привлекались в РКП(б). Но брали туда не каждого. Необходимо было получить стаж на производстве, выполнять общественную нагрузку, иметь положительные характеристики.

Партийные студенты и комсомольцы состояли в рядах ЧОН (части особого назначения). Они несли караульную службу в городе, в революционные праздники участвовали в демонстрациях, «вселяя страх оставшимся буржуям», охраняли склады с оружием и боеприпасами.

Во время болезни Ленина в январе 1924 года все рабфаковцы ежедневно собирались к 18 часам на площади возле Губкома и слушали информацию секретарей партии о состоянии здоровья вождя. После смерти Ленина вступление в РКП(б) было массовым, нередко в заявлениях студенты писали: «Давно собирался вступить, да все не решался, а теперь, когда умер Ильич, колебаться не время».

Вера в счастливое коммунистическое будущее была искренней. Молодые энтузиасты активно пропагандировали среди населения большевистские идеи, агитировали крестьян вступать в колхозы и разъясняли сельскохозяйственную политику партии. В своем дружеском коллективном письме рабфаковцам из Баку они писали: «Наш лозунг: «Завоевать высшую школу и стать строителями коммунистического общества».

Но были и недовольные советской властью. В сводках ОГПУ сохранились данные, что «студенты рабфака города Вятки говорят, что теперешняя власть ничем не отличается от царской. Только, дескать, вместо Николая, поддерживающего консерваторов, управляет Сталин, посаженный партией. Куда ни кинь, везде партия насаждает своих ставленников». Информаторы в те времена были во всех коллективах. За критику партии и неправильную «политическую физиономию» в лучшем случае только отчисляли. Вылететь также можно было за «проведение кулацкой политики», «происхождение из семьи торговца» и «принадлежность к классово чуждому элементу».

В Вятке в 1920-х годах популярными были интернациональные идеи. При каждой советской организации создавалась ячейка МОПРа, материально помогавшая «узникам капитала». Так, в октябре 1923 года полунищенствующие студенты собрали 1350 рублей в помощь германскому пролетариату.

«Смычка рабфаков»

Рабфаковцы вели активную внеучебную жизнь. Они отмечали все советские праздники, ходили на каток, катались на лыжах, играли в бильярд, дважды в месяц администрация организовывала выход в кино. И вообще, студенты находились в вечной борьбе – то против контрреволюции, то за отличничество или культуру речи. Они ставили спектакли, рисовали стенгазеты, осваивали политехнизм. Их жизнью управляли соцсоревнования, сталинские эстафеты, а иногда и общественный буксир. Вятские рабфаковцы имели возможность своими глазами увидеть поэтов Маяковского, Демьяна Бедного, немецкого революционера Макса Гельца. На торжественное заседание, посвященное третьему выпуску рабфака, был приглашен учащийся Ташкентского рабфака Абдурахим Ахмедов. И ведь государство оплатило ему этот визит вежливости. Тогда это называлось «смычка рабфаков».

После окончания рабфака большинство выпускников продолжали учебу в вузах страны, но часть переходила на работу в профсоюзы, партию и даже в ЧК.

За свою недолгую историю существования Вятский рабочий факультет успел побывать в рядах передовых рабфаков и скатиться в число худших. В 1924 году о рабфаке как об одном из лучших в стране писал центральный педагогический журнал «Народное просвещение». А уже в 1934 году успеваемость на рабфаке была очень низкой. На вечернем отделении почти половина студентов не дотягивала до троек. По окончании учебного года из 97 учащихся только 22 поступили в вуз. Остальные не смогли сдать вступительные экзамены или отказались поступать.

В 1937 году Вятский рабфак был ликвидирован, школы давали качественных выпускников, которые поступали в вузы без дополнительной подготовки.

 

Фото: «Фотохроника Вятского государственного гуманитарного университета». Киров. 2009

Екатерина Горбушина,

eka-gorbushina@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.