«Мы — маленькие прачки»

Текст Екатерины Горбушиной (она же Сентябова)

Первая мировая война, гражданская война, тиф и голод… В начале XX века Россию потрепало так, что улицы буквально наводнились бродягами. В Вятке маленьких беспризорников забирали с улиц, отмывали, учили и воспитывали «по-советски». Так воспитывали, что ребята из детдома Урицкого, например, поголовно хотели стать Чапаевыми, а воспитанники детского дома им. Ленина по случаю болезни вождя отправили ему собственноручно изготовленную из рогожки папку для деловых бумаг.

дети

«Сидят, скрючившись, где попало»

«Холодно на улице! Голодно. И сидят беспризорники долгими осенними и зимними вечерами без крова и пищи. Сидят, скрючившись, где попало», — такое описание жизни вятских беспризорников давала листовка Вятского тубдиспансера в 1929 году. Дети ночевали на вокзалах, в заброшенных домах и на чердаках. Назвать точное количество бездомных детей власти тогда не могли. За 1925 год через Центральный детприемник прошло более 640 детей. Некоторые из них проходили не по разу (до 15 приводов). При этом вероятнее всего, что некоторые бродяжки не попадались ни разу.

 

В самом детприемнике обстановка была не самая уютная: «На 28, а иногда и на 40 детей имеется 12 кроватей. Дети спят по двое вповалку на полу. Ложатся прямо в грязь, прикрывшись ветхими дырявыми одеялами… Из больших ржавых жестяных чашек они едят суп, в этих же чашках получают кашу и из этих же чашек утром и вечером пьют «чай». Вернее не чай, а теплую воду. Ложек нет. Суп едят хлебными корками, а кашу просто руками».

После детприемника дети распределялись в специальные детские учреждения: детские дома, школьные городки, школы-коммуны. Здесь быт был вполне сносным. Дети обеспечивались питанием, одеждой, получали образование. Для многих жизнь в детском доме была слаще жизни в родной семье. Воспитанница детского дома имени Урицкого Нина Зайцева рассказывала корреспонденту «Комсомольского племени»: «Дома жила плохо. Отец с матерью меня и еще двух детей бросили. Мать была больна туберкулезом, не работала. Жили на пенсии бабушки. Умерла мать, и я попала в детдом. С этого времени и началась у меня радостная жизнь».

 

«Работая, я научусь жить»

В 1920-е годы на всю страну была известна Знаменская школа-коммуна Яранского уезда. Здесь воспитанники и педагоги жили единой трудовой семьей. Труд в стране Советов был основой основ. Школа-коммуна жила на полном самообслуживании. В ученическом журнале «Новый путь» один из коммунаров писал: «Начали на другой же день одни пилить и колоть дрова, другие пошли в огород копать картофель, морковь, свеклу, третьи приводили в порядок комнаты… В этот же день выбрали заведующих топкой, продовольствием и гигиенической частью… Правда, некоторые были недовольны работой и собирались идти домой. Мне же казалось, что работая, я научусь жить».

В Детском доме имени Степана Халтурина, в котором жили ребята дошкольного возраста, были созданы должности «заведывающего шапками», «заведывающего валенками и варежками».

В это время было распространено шефство крупных организаций над детскими учреждениями. Например, Детский дом Степана Халтурина некоторое время находился на полном снабжении Кожтреста. Благодаря помощи предприятия дети получили удобное помещение на перекрестке улиц Свободы и Воровского, а летом отдыхали на даче в Порошино.

Центральный женский журнал «Работница» в 1922 году опубликовал статью о вятских кожевницах, помогающих детдомовцам. «Кабы всех так воспитать малых ребят, какие в этом доме, так живо бы сделали жизнь счастливой и разумной», — говорится в этой статье.

Кстати, дарителем детдома был племянник революционера Халтурина из Москвы. Каждому воспитаннику он прислал по игрушке, а на советские праздники высылал деньги.

Детскую жизнь старались сделать яркой и интересной. Ребята изучали природу, ходили на экскурсии на пасеку и водоемы, катались на лыжах, много пели. «Иногда когда набежит настроение, проводятся организованные игры в «Кошку-мышку», в фанты, отыскивание случайной вещи под музыку, Золотые ворота и игры под пение, например, «Каравай», «Вот солдатики идут», «Как по улице метелица метет», «Мы маленькие прачки…», — писала в отчете воспитательница. В Вятском школьном городке была фото-кино-подсекция. Здесь ребята смотрели научно-популярные фильмы: «Жук плавунец и его личинки», «Приготовление теста при помощи электричества», «Капля крови под микроскопом». А воспитанники детдома Урицкого увлекались Чапаевым, ходили в кино, читали книги и все хотели быть Чапаевыми.

«Я буду истинной коммунисткой»

В 1922 году с поезда сняли девочку, круглую сироту. Пятилетняя Лида была определена в детский дом имени Степана Халтурина. Здесь она получила фамилию Октябрьская, в честь революции и отчество Алексеевна, «для созвучия».

Политагитация была обязательным атрибутом повседневной жизни детдомовцев. Под впечатлением празднования сорок восьмой годовщины Парижской коммуны воспитанница Знаменской школы-коммуны писала: «На митинге нам говорили об этих стойких, доблестных героях… Коммуна уничтожена.., но идея никогда не умрет… Наша школа тоже коммуна, наша коммуна будет крепнуть… У меня есть одна цель. Может, со временем я буду истинной коммунисткой. Я не думаю о том, что придет белая гвардия, а если и придет, так я смело буду ждать смерти… Я не боюсь смерти!»

На одном из утренников в детдоме Степана Халтурина Валя Змеева пела колыбельную:

«Спи дитя во мраке ночи, дай и мне поспать,

Твой отец просто рабочий и батрачка мать.

Много много пострадали мы за жизнь свою,

Власть рабочим, власть крестьянам

Баюшки-баю».

 

Особенно трепетным было отношение детей к Ленину. В 1925 году, когда детей детдома С. Халтурина привели на демонстрацию 7 ноября. Воспитательница услышала и записала диалог детей, в котором они спорят, кем быть лучше – красноармейцем или пожарным. «Пожарные-то дома заливают, а красноармейцы-то за Ленина идут», — привел аргумент мальчик в пользу красноармейцев.

Пионеры детского дома имени Ленина, узнав о тяжелой болезни вождя, написали ему письмо, в котором передавали дедушке «горячий и юный привет» и собственноручно изготовленную папку для деловых бумаг из рогожки. «А ты, дорогая бабушка Надежда, — обращались ребята к Крупской, — как старый друг всех юных пионеров, береги Владимира Ильича, и осчастливь весь мир его выздоровлением». Папка, подаренная Ленину вятскими детдомовцами долгое время хранилась в Доме-музее В.И. Ленина в Горках. А может и сейчас там. Подарок от одних из первых пионеров страны был дорог.

Не все было гладко, проблем у детских домов было немало. И многие из них не потеряли актуальности сегодня. Например, частыми были побеги. Из детского дома Урицкого сбежал октябренок Ваня Печерский. Все из-за того, что на октябрятской звездочке «крепко поругали». Испугался и убежал.

Несмотря на введенное самообслуживание, отмечалось, что выпускники не подготовлены к жизни. Вопросы эти старались решать. Выйдя из детского дома, воспитанники направлялись на производство, получали комнаты в общежитиях. Большая прослойка бывших детдомоцев была на «Красной звезде», «Искоже», на мясокоминате, хромовом и шубно-овчинном комбинатах.

Екатерина Горбушина

eka-gorbushina@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.