Губернский стон

С зимы 1875 года в Вятской губернии бушевала оспа. Эпидемия погубила множество вятчан, нещадно «уничтожала рабочие руки», разоряя и без того небогатые хозяйства. Победить эпидемию врачи были не в состоянии: не хватало вакцины, навыков, а губернская больница сама стала рассадником страшной болезни. Власти же при этом «оставались хладнокровными зрителями», пишет «Вятская Незабудка» (сборник статей о Вятке, 1877 год). Почему?

[singlepic id=51 w=600 h=400 float=]

Посмертные цифры
«Число умерших от оспы только за полгода (с января по июнь настоящего года) превосходит 6 тыс 200 человек», — писала «Вятская незабудка» (сборник статей о Вятке, 1877 год) о событиях 1876 года, ссылаясь на данные, собранные «только от православных приходов». То есть на самом деле умерших было гораздо больше. Но и приведенные цифры (см. таблицу) пугали. Так, в одном только Орловском уезде в 1875 году от оспы умерло 3391 человек. Столько же погибло в Котельничском уезде. В Глазовском уезде эпидемия унесла 1332 жизни, в Слободском — 1061. «Числа эти — умерших, а не заболевших оспой, — уточняла «Незабудка». — Так как умирает от оспы больше, чем из десяти человек больных один, то увеличив приведенные числа в 10 и более раз, мы можем представить, какой стон раздается по губернии, сколько рабочих рук или уничтожается совсем, или отрывается от дела, какие, значит, потери терпят и без того бедные хозяйства».

И в следующем 1876 году эпидемия не ослабла. В трех уездах за полгода умерло даже больше людей, чем за весь 1875 год. Из общего числа умерших жертвами оспы становился каждый десятый, а иногда каждый третий. «Эпидемией поражена почти сплошь вся губерния, — заключала «Вятская незабудка». — Несмотря, однако ж, на это мы, продолжаем оставаться хладнокровными зрителями».

Ни денег, ни вакцин
Не то, чтобы совсем никто ничего не пытался предпринять. Общество вятских врачей, например, предлагало горожанам прививание оспы при лечебнице общества. Врачи просили губернскую управу разрешить «прописывать лекарства беднейшим из оспенных больных на бесплатных бланках», организовали регистрацию больных, публиковали объявления об опасностях эпидемии. Общество врачей предлагало устроить телятник для получения и прививания телячьей лимфы, для чего просило разрешить пользоваться помещением закрытого незадолго до этого телятника. Врачи ходатайствовали об ассигновании средств на содержание этого телятника и перед уездным вятским собранием, и перед городской управой. Но от уездного земства сразу получили отказ, а городская управа отмолчалась.

«Имея лишь согласие губернской управы на занятие помещения под телятник, общество должно было ограничиться прививанием гуманизированной лимфы, то есть взятой с ребенка, — рассказывает «Незабудка». — Это именно обстоятельство и представляет страшное затруднение для борьбы с эпидемией. Так почти невозможно достать ребенка с привитою оспой для привития с руки на руку, и чрезвычайно трудно, под час невозможно, убедить родителей дозволить снять лимфу с ребенка на стекло. Сверх того, оспопрививатели из рук вон плохи: прививки редко удаются, иногда позовут оспопрививателя и ждут его по неделе и более. На наших глазах одна из оспопрививательниц, зацепив, вместо лимфы, гною из-под струпа уже засыхающей оспины, хотела привить его ребенку и была не мало удивлена, когда врач воспрепятствовал этой ненужной и вредной процедуре. А между тем, в виду таких нелепых условий для борьбы с оспенной эпидемией, она день ото дня принимает все более и более жесткие размеры и есть уже случаи заболевания в учебных заведениях, земских и министерских».
Врачи били тревогу, неоднократно заявляли о необходимости «поголовного оспопрививания в городе, по крайней мере, детям, особенно учащимся». Но «оспенной лимфы» не хватало.

Губернская гробница
«Более других терпят от эпидемии дети, поступающие в губернскую земскую больницу больными или здоровыми, при больных матерях, — продолжает рассказывать страшные подробности эпидемии «Незабудка». — Нам положительно известно, что редкий ребенок, поступивший в больницу не заражается, так что число заразившихся оспой детей в больнице чуть ли не превышает числа поступивших с оспой больных из города. Заражения происходят независимо от того, в какую палату, отделение, этаж, под надзор какого ординатора и фельдшера поступит ребенок — все равно, он почти наверное обречен на заболевание, а может быть, и на смерть… Губернская больница для большого числа поступающих в нее детей представляет земскую оспенную гробницу».

Врачи больницы просили губернскую управу отвести для оспенных отдельное от больницы помещение. Но управа на это не согласилась, «за неимением, будто бы, средств». «Отказ управы положительно не понятен, так как на прекращение эпидемий в распоряжении управы имеется ежегодно 2500 рублей, — размышляет автор статьи в «Незабудке», — которые почти никогда не расходуются и преспокойно переносятся в смету последующего года».

«Положение заболевающих оспой в больнице ухудшается еще тем, что больница, по отзывам 1-гои 2-го съездов врачей не удовлетворяет совершенно гигиеническим требованиям и пропитана миазмами, — пишет автор статьи. — Прошлой зимой, например, было в ней даже первоначальное возникновение тифа на больных, страдавших совершенно другими болезнями, и на здоровых до того времени служителях больницы. Случаи заболевания больных в зимнее время простудными болезнями очень часты, ампутации дают ужасный процент смертности. Так, по отчету доктора Свисловского, к 1874 году было 60% смертности от ампутаций, тогда как вообще по хирургической статистике процент смертности от одной из самых тяжелых ампутаций — ампутации бедра, не превышает 45%, а при ампутации голени не превышает 25%». Так что и сама больница была далеко не здорова, резюмирует  «Незабудка».

А власти, между тем, откровенно бездействовали, утверждает «Незабудка». «С некоторых пор, наше земство окончательно поражает неожиданностью решений. Так, учредив должность санитарного врача, земство через год упразднило ее и, притом, единственно лишь на основании странного доклада управы по этому вопросу… Словом, было когда то хорошо вятское земство, да «быльем поросло» или, по меньшей мере, поростает». Может быть, автор слишком многого ждал от властей, врачей и земства? Ясно одно: никто в Вятке не был готов встретиться лицом к лицу с таким страшным врагом, как эпидемия оспы.

Подготовила
Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com
По материалам «Вятской незабудки», 1877 год

One thought on “Губернский стон

  1. sheff4uk
    08.03.2013 at 23:21

    Жуткая история! Если бы не халатность, то эпидемию можно было локализовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.