Творец взорванного храма

Ссыльный «медвежий» угол… Если бы царское правительство не посчитало в свое время, что вятская земля как раз пригодна для удаления «неблагонадежных лиц», разве увидел бы заштатный край таких великих, как архитектор Витберг? Это для чиновников он был «опальным» и «неблагонадежным», а Вятка как будто его и ждала. Взорванное детище его – Александро-Невский собор — стало своеобразным символом старой Вятки, а в Александровском саду до сих пор красуются выполненные по его проекту решетка и входной портик. Почти 200 лет прошло…

[singlepic id=96 w=600 h=400 float=]

Осенним днем 1835 года среди лавочников прошел слух — в Вятку сослали знаменитого (к тому времени уже опального) архитектора Александра Лаврентьевича Витберга.

[singlepic id=99 w=600 h=400 float=]

Того самого Витберга, который спроектировал храм Христа Спасителя в Москве на Воробьевых горах. Когда проект увидел император Александр I, то был им беспрекословно одобрен и принят к исполнению, а сам Витберг стал руководителем строительства главного храма России. По замыслу зодчего, храм должен был возвышаться над городом и как бы парить над Москвой. Витберг пользовался надежным покровительством императора и мог в любой момент заходить в царские пенаты, как говорится, пинком ноги открывая двери. Но неожиданно император скончался, и тут же Витберг попал в опалу и был незаконно обвинен в растратах, завышении сметных расходов и прочих других грехах. Самого же Витберга, сорокавосьмилетнего архитектора, крестника Александр I, лишили дворянского звания и послали… в Вятку. Тогда это был небольшой губернский город с десятью с половиной тысячами жителей — 800 домов, большей частью деревянных, 19 церквей, два монастыря и 160 купеческих лавок.

От лавочников эту волнительную новость узнал Дмитрий Чарушин, будущий вятский архитектор.

[singlepic id=101 w=600 h=400 float=left]

Дмитрий Чарушин

А через несколько дней Дмитрию самому довелось увидеть ссыльного архитектора. Сидел он тогда в лавке, доставшейся от отца, на углу Спасской и Казанской улиц, что у Спасского собора. «Слышу лавочников разговор: «от реки по Спасской улице губернатор с архитектором Витбергом идет». Я немедленно выскочил из лавки на галерею и вижу такого великого знаменитого человека, идущего посреди дороги, — описывает Дмитрий встречу с Витбергом в своем дневнике. — Приближаясь, поровнялись с лавками и шли, продолжая путь. Лавочники и народ раскланивались губернатору и великому архитектору. Кланялись и губернатор, и Витберг. Губернатор в черном пальто с тростью, а г. Витберг в пальто серого цвета, и фуражка серая же, и трость в левой руке…»

Позднее Витберг станет Чарушину «как отец», откроет ему дорогу в мир искусства, будет готовить его для поступления в Академию художеств. Витберг разрешал Чарушину работать у себя в доме, куда почти ежедневно заходил Александр Иванович Герцен.

С Герценом Витберг очень сдружился. Оба они были в Вятке «странностями первой величины». Здесь «опальных людей» не очень избегали, ссыльные непременно участвовали в общественной жизни города, спектаклях и дружеских «складчинах».

Тогда же, во время первой мимолетной встречи будущих друзей, Витберг уже нашел временное прибежище в компании с Герценом в доме Леушиной на Московской улице;

«Приезд сюда Витберга — есть вещь для меня важная: он понимает всякий восторг, ценит всякое чувство, он артист в душе… Два года с половиной я провел с великим художником… близость Витберга была мне большим облегчением в Вятке… Он был чистых нравов, скорее склонялся к аскетизму, чем к наслаждениям, но его строгость ничего не отнимала от его аристократической натуры», — писал Герцен.

Витберг жил на Московской до второй половины марта 1836 года, до приезда семьи. Соединившись с семьей (женой Авдотьей Викторовной, грудным младенцем и четырьмя старшими детьми Витберга от первого брака; ), Витберг вместе с Герценом занял бесхозный особняк Евсюкова на Спасской.

«Дом Витберга» (деревянный особняк с колоннами). Здесь творец Александро-Невского собора жил ровно год из пяти своих вятских лет.

[singlepic id=98 w=600 h=400 float=]


Просмотреть увеличенную карту

Здесь же он написал один из лучших портретов А. И. Герцена.

[singlepic id=102 w=600 h=400 float=]

Александр Герцен. Рисунок Александра Витберга. Выполнен в Вятке

Герцен постоянно поддерживал, в том числе материально, большое семейство Витбергов (в Вятке у супругов родилось еще трое детей: дочь и два сына).

В то же время Витберг принял предложение губернатора Тюфяева сделать проект портала и ограды парадной стороны Александровского сада. Кстати, академик по классу живописи, Витберг не имел официального архитектурного образования. Одновременно с Витбергом тот же проект выполнил молодой губернский архитектор А. Е. Тимофеев. Оба проекта были отосланы в министерство внутренних дел. Через четыре месяца губернатора уведомили, что комиссия проектов и смет отдала предпочтение проекту Витберга. Однако, министр выразил сомнение в том, что в Вятке можно будет найти столь искусных мастеров, какие нужны «дабы привести в действие означенные проекты». Он рекомендовал построить типовую ограду по одному из «образцовых» проектов 1809—1812 годов. Однако губернатор Тюфяев не принял рекомендации петербургского начальства. «Построение ограды будет производиться под руководством и наблюдением Витберга, и в искусных мастерах недостатка я не встречу», — ответил он. Великолепную решетку отлили из чугуна умельцы Белохолуницкого завода. В 1838—1840-х годах поставил ее мастер из крепостных крестьян нижегородец Иван Павлов Смирнов. Он же выстроил и портал.

[singlepic id=103 w=600 h=400 float=]

Мастер настолько проникся замыслом архитектора, что Витберг именно ему без колебаний предложит позже принять на себя и постройку Александре-Невского собора.

В марте 1837 года Вятка готовилась к приезду наследника престола. Для постоя наследника и его свиты освобождались лучшие помещения, и губернатор предложил Витбергу съехать с квартиры в доме Евсюкова. Новую, третью по счету квартиру, Витберг нашел в доме наследников П. Г. Аршаулова на Владимирской улице (ныне улица Карла Маркса) возле бывшей хлебной площади (ныне Театральная площадь). Здесь его семья заняла весь первый этаж. Все восемь белых покоев. По версии Анатолия Тинского дом находился на углу современной улицы К.Маркса и Театральной площади и до наших дней не дожил.

[singlepic id=104 w=600 h=400 float=left]  Дом купца Петра Григорьевича Аршаулова на Владимирской. Построен в 1799 году. Автор проекта — губернский архитектор Ф.М.Росляков В перспективе виден деревянный театр. Напротив дома на Спасской улице еще нет городской электростанции. Сегодня в доме Аршаулова, изрядно перестроенном, — библиотека Грина и кинотеатр «Смена»

«Вятская академия» — так называл Александр Лаврентьевич и эту свою квартиру — была для семьи источником существования (государственная служба была для Витберга запрещена). Здесь жена Александра Лаврентьевича Евдокия Викторовна и старшая дочь Вера давали уроки музыки, учили детей хорошим манерам и танцам, иностранным языкам и арифметике, а сам хозяин — рисунку и живописи. По вечерам приходили знакомые (врачи, учителя, чиновники, купцы, ссыльные поляки, приходили губернатор и его семья), играли в шахматы, обменивались новостями, музицировали.

Хозяин дома тосковал по своему главному детищу — Храму Христа Спасителя. Как писал Герцена, Витберг «всякий день несколько часов посвящал храму, развертывал старый проект, исправлял и совершенствовал его. Он жил в нем. Он не верил, что его не будут строить… нельзя сказать, чтобы он легко сдался, он отчаянно боролся, но тут он разглядел, что все кончено… Витберг седел, старел, старел не по дням, а по часам. Когда я его оставил в Вятке через два года, он был десятью годами старше…»

Но гений архитектора ценили в Вятке. Вскоре городское общество пригласило Витберга подготовить рисунок собора для Вятки. Опальный художник принял приглашение и даже обрадовался ему: его талант еще был нужен народу. Храм, к тому же, посвящался Александру I, которого Витберг считал своим крестным отцом (крестившись в тридцатилетнем возрасте в 1817 году, Карл Магнус Витберг принял православное имя Александра).

Лето 1838 года прогрессивная Вятка жила мечтой о собственном здании для открытой в прошлом декабре публичной библиотеки. Александр Лаврентьевич выполнил его проект. Место определило общество на Хлебной площади (ныне Театральная площадь). Двухэтажное каменное здание вмещало и библиотеку, и музей, и даже благородное собрание с залом для празднеств, танцев и представлений. В сентябре 1838 года проект библиотеки был одобрен Советом путей сообщения и публичных зданий, но… губернатора А. А. Корнилова перевели в другую губернию, а без него нужной на постройку здания суммы не собрали.

Тем временем, Витберг подготовил карандашный набросок Александровского храма. Городскому обществу он понравился, и 7 октября 1838 года городской голова обратился к Витбергу с просьбой принять на себя составление проекта храма. Всю зиму, до ранней весны Витберг работал (совершенно бесплатно, кстати)  над проектом храма. «Такой церкви еще нет — вкус византийский, а формы новые», — отозвался о проекте министр императорского двора, выпросивший, кстати, лично для себя черновой карандашный эскиз собора.

В последних числах августа утвержденный проект вернулся в Вятку, и через три дня, 30 августа 1839 года состоялась торжественная церемония закладки храма.

Вскоре Витберг получил известие об окончании ссылки. Но обретенной свободой еще долго воспользоваться не мог — надо было «иметь способ на выезд».

Стояла осень 1839 года. Таяло, уменьшалось дружеское окружение великого архитектора, все меньше оставалось близких знакомых, и все труднее заводились они. Только осенью следующего года семейство Витберга, в котором было уже 12 детей, смогло покинуть Вятку.

[singlepic id=100 w=300 h=200 float=]  Вид Вятки. Рисунок Витберга

Забытый в архитектурных и придворных кругах, живя в Петербурге еще 15 лет, Витберг не имел заказов, его талант не был востребован обществом, а посему, как написал посетивший его в те годы Герцен, «он ждал смерти…»

Но вернемся в Вятку. С отъездом Витберга работа над храмом не закончилась. На строительство храма собирали деньги все жители Вятки. Завершили строительство и обустройство Александровского собора через 25 лет после закладки. Освящение состоялось 20 октября 1864 года. Храмом любовались со всех окрестных холмов и из-за реки, а фотографы несколько десятков лет снимали во всех ракурсах.

[singlepic id=95 w=600 h=400 float=]

Судьба храма (как и многих других в советское время) печальна. Многие жители Вятки, чтобы сохранить храм, собирали подписи на послании, которое хотели отправить в Кремль Сталину. Но письмо дойти не успело. Собор был взорван в 1938 году как «рассадник мракобесия». На месте собора построили Дворец культуры для профсоюзов, привычную сегодня всем «Филармонию».

 Подготовила Мария Петухова

Petuhova.mv@gmail.com

По материалам А. Г. Тинского, Генриэтты Киселевой, http://www.archidesignfrom.ru

Фото: http://volium.ru

фото Герцена. оригинал

Дмитрий Чарушин. оригинал

Рисунок Витберга. оригинал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.